Кто пропускает курсы по изучению немецкого, не может остаться на долго

30 мая 2016
1786

Штефан Браун и Констанц фон Буллион, Берлин

В течение нескольких недель кабинет министров искал взаимопонимание по новому закону интеграции. Но речь идет не о новом обширном иммиграционном законе, который в основном требовала именно партия СДПГ.

Данный закон, который представили в среду, позволит правительству управлять условиями принятия и интеграции беженцев. Правительство решило строже, чем раньше, различать между желающими быстро интегрироваться, и теми, кто вовсе не приходит на курсы по интеграции (языковые курсы и т.д.). Это исходит из окончательного законопроекта, который имеется в распоряжении Süddeutschen Zeitung.

Основная мысль открыто говорит: кто старается, тому будет поддержка; кто тянет время или вовсе отказывается интегрироваться, столкнется с суровыми последствиями. Таким образом, у беженцев, например, из Сирии, будет больше возможностей для работы и поддержки при получении образования. Единственным условием является желание быстро интегрироваться. Участие на курсах и способности к языкам будут отличными помощниками при оценке желания влиться в общество.

Кто успешно интегрируется, получит через 5 лет право свободного выбора места жительства и экономической деятельности

В свою очередь, те, кто пропускает курсы по интеграции, столкнутся с проблемами. Например, их ждет сокращение числа услуг из Закона о предоставлении социальной помощи лицам, претендующим на политическое убежище. Кроме того, прогульщики потеряют все шансы на право длительного пребывания в Германии.

Это отражается на возможности выбора места жительства. Теперь оно будет определяться для беженцев, при соблюдении определённых условий и не будет автоматические получаться через три года. Вместо этого оно должно будет быть связано с готовностью интегрироваться, постоянным заработком и собственным жильём.

Только те, кто успешно интегрируются в общество и будут способны сами зарабатывать, смогут получить разрешение на проживание. Этот закон олицетворяет собой расширенную форму права на пребывания в Германии. Беженцы, которые быстро найдут работу и также быстро освоят немецкий язык, смогут получить это право спустя 3 года. А тем беженцам, которые неспособны показать даже минимальные знания языка, не стоит надеяться на право длительного пребывания.

Так же в этом законе был принят пункт о принудительном назначении места проживания. Этот пункт вступает в силу не автоматически, а регулируется федеральными землями. У них будет возможность указывать место поселения беженцам, если там имеется свободная жилплощадь или есть хорошие шансы на обучение или трудоустройство.


Давление на правительство растет по защите женщин и детей в лагерях для беженцев

Во вторник стало известно, что министры согласовали дополнительную Мезебергскую декларацию. Это означает, что СДПГ и федеральный министр по делам семьи Мануэла Швезиг (СДПГ) достигли первую цель на пути к общей концепции защиты. В декларации сообщается, что федеральные земли будут проверять, насколько необходимо и возможно улучшение безопасности именно женщин и детей в лагерях для беженцев.

Швезиг требует это уже давно. «Количество заявлений растёт, и мы должны признать, что никто точно не знает, сколько точно таких жалоб», сказала Мануэла Швезиг. Необходимо ввести определенную концепцию защиты и фиксировать виноватых в соответствующих учреждениях. Прежде всего, именно ХСС отказывается предоставлять дополнительную помощь. На закрытом заседании стало известно, что глава ХСС Хорст Зеехофер и его партия отказываются принимать участие в улучшении ситуации с беженцами, потому что они обеспокоены тем, что это может быть использовано , как аргумент партией Альтернативы для Германии (АдГ) против курса коалиции. В тоже время давление на правительство растет и нужно что-то делать. Недавно евангельская церковь и немецкий Красный Крест потребовали улучшить защиту женщин и детей в лагерях для беженцев. Необходимы минимальные стандарты такие как: закрывающиеся души, туалеты и улучшение обучения персонала. Для того, чтобы избежать насилия со стороны беженцев, охранников и неопытных волонтёров.