C. Wright Mills: Властная элита

15 ноября
1358

Übersetzung

„C. Wright Mills: Die Machtelite“

 

Кто такие властные элиты в обществе? Кто в состоянии творить историю и влиять на важные политические решения? Подобные вопросы задаёт американский социолог К. Райт Миллс в своём эпохальном исследовании "Властная элита" („Элита власти“). В 1956 году Миллс выступил с фундаментальной критикой демократической системы своей страны, которая отдаёт эхом и по сей день. Социально-политические потрясения, которые в настоящее время происходят в США, являются результатом серьёзных политических ошибок, допущенных ещё со времен Миллса. Ниже приводится выдержка из книги „Элита власти“, недавно опубликованной на немецком языке Маркусом Б. Клекнером, Бьорном Вендтом и Михаэлем Вальтером.

 

Сила обычного человека зависит от относительно узких границ, которые совпадают с границами его повседневной среды, таких как пределы его семьи и друзей, его профессиональной жизни и окружения. Но даже в этом небольшом пространстве среднестатистическим человеком, похоже, движут более мощные силы, которые он не может ни понять, ни освоить. Он не имеет никакого влияния на революционные изменения, определяющие его поведение и взгляды, потому что это суть современной структуры общества ставить перед человеком цели, совершенно не принадлежащие ему. Под давлением со всех сторон и подвергаясь переменам, человек в нашем массовом обществе испытывает чувство будто он живёт без пользы, без смысла, без цели в эпоху, которая обрекает его на бессилие.

 

 

Однако далеко не все люди в этом смысле являются "простыми" людьми. Централизация всех средств власти и информации означает, что некоторые немногие в нашем обществе занимают определённые позиции, с которых они могут смотреть на других свысока и влиять своими решениями на повседневный мир среднегостатистического человека. Эти немногие не являются рабами своей профессии или заключёнными своего рабочего места. Скорее, они могут создавать или ликвидировать рабочие места для тысяч других людей. Они также не ограничены постоянными повседневными и семейными обязанностями, но могут избежать их в любое время, если сами того пожелают. Они также не привязаны к определённому месту, а могут жить где угодно и как угодно. Для них это не означает, что они должны „делать только то, что требуют день и час". Они сами выдвигают немало таких требований, а затем обеспечивают их выполнение другими.

 

Признают они это или нет, но их опыт работы с техническими и политическими средствами власти делает их намного превосходящими остальное население. Среднестатистический американец вполне может сказать о влиятельных людях, о которых писал Джейкоб Буркхардт: "Они все те, кем мы не являемся". [*]

 

Властная элита состоит из людей, которые в силу занимаемых должностей возвышаются высоко над ограниченным горизонтом среднегостатистического населения. Их позиции дают им возможность принимать решения наибольшей важности. При этом не так важно, используют они эту возможность и принимают ли такие решения или нет. Решающим является скорее тот факт, что у них есть возможность сделать это благодаря своим ключевым позициям.

Если они воздерживаются от действий, не принимают какое-то решение, то это часто имеет более серьёзные последствия, чем их окончательные выводы - ведь они доминируют над самыми мощными иерархиями и организациями современного общества. Они управляют большим бизнесом. Они сидят у контроля государственного аппарата и претендуют на все вытекающие из этого прерогативы. Они командуют вооруженными силами. В нашей социальной структуре они занимают стратегически важные командные посты. Таким образом они также располагают всеми средствами для эффективного использования власти, богатства и авторитета, которыми они наслаждаются.

 

Но правящая элита отнюдь не состоит из одиноких правителей. Реальными хозяевами их идей и решений часто являются спикеры, советники и эксперты, влияющие и создающие общественное мнение. Непосредственно ниже элиты находятся профессиональные политики средней сферы власти: конгрессмены и лоббисты влиятельных групп, а также новые и старые высшие классы муниципалитетов, городов и регионов. Наконец, эти высококлассные круги по-прежнему пронизаны, причём весьма своеобразным образом, профессиональными знаменитостями, которые зарабатывают себе на жизнь тем, что постоянно сообщают о себе (но пока они известны никогда не в достаточной мере). Даже если эти знаменитости не находятся на вершине одной из правящих иерархий, им часто удаётся привлечь внимание масс и отвлечь внимание от других вещей, или просто удовлетворить потребность населения в сенсациях.

 

Кроме того, их непосредственно слышат те, кто сам занимает властные посты. Как моральные судьи, техники власти, проповедники Слова Божьего или создатели массовых чувств, более или менее несвязанные, эти советники и знаменитости принадлежат к трагедии элитной драмы, главными действующими лицами которой являются мужы на командных должностях большой институциональной иерархии.

 

Правда о существе, составе и степени власти элиты сейчас абсолютно не секрет, который знают и с беспокойством охраняют лишь немногие знающие. Сами участники имеют очень разные взгляды на роль, которую они играют в ходе событий и в принятии решений. Часто они не чувствуют себя в безопасности в своей роли, и ещё чаще они руководствуются своими страхами и надеждами при оценке своей собственной власти. Но какой бы великой их власть ни была на самом деле, могущественные люди, как правило, не так хорошо осознают это, как то сопротивление, которое ей противопоставляют. Кроме того, большинство представителей правящего класса уже настолько привыкли к методам "общественных отношений" [ред. public relations], что иногда всё ещё используют свою фразеологию, даже оставаясь наедине с собой, и, наконец, верят в неё сами. Это ролевое сознание действующих лиц является лишь одним из нескольких факторов, которые нужно знать, чтобы действительно понять правящие круги. Многие, кто считают, что элиты вообще нет или, по крайней мере, она не имеет значения, оправдывают это мнение представлениями, исходящими от самих членов высших кругов.

 

Но есть и другая точка зрения, и те, у кого есть - если не совсем ясное - ощущение, что в Америке сегодня существует солидная и могущественная элита, прослеживают это чувство на протяжении всей истории нашего времени. Во время войны они испытали превосходство военных и пришли к выводу, что генералы, адмиралы и другие правители должны обладать огромной властью в сфере своего влияния. Им пришлось наблюдать, как Американский конгресс в множество раз оставлял решение о войне и мире во всём мире на усмотрение горстки людей.

 

Они знают, что атомная бомба в Хиросиме была сброшена от имени Соединенных Штатов, хотя их самих никогда не спрашивали их мнения по этому вопросу. Они чувствуют, что живут во времена великих решений и знают, что сами таких решений не принимают. Поэтому они приходят к выводу, что в центре текущих событий должна быть элита могущественных людей, принимающих или не принимающих решения.

 

Некоторые, разделяющие веру в великое историческое значение нашего времени, теперь подозревают, что такая элита действительно существует и что их власть должна быть очень велика. Другие, которые находятся в компании тех, кто, кажется, участвует в принятии важных решений, часто сомневаются, что вообще можно говорить об элите, чья власть имела бы решающее значение.

 

Необходимо принимать во внимание обе точки зрения, хотя ни одна из них не отражает в полной мере положения дел. Чтобы понять власть американской элиты, недостаточно начинать с исторического значения событий того времени, не достаточно полагаться на самооценку людей, которые, очевидно, обладают властью принимать решения. За этими людьми и историческими событиями стоят великие институты современного общества: государство, экономика, вооруженные силы. Сегодня они являются реальным средством власти, и как таковые они имеют большее значение, чем когда-либо ранее в истории человечества. Именно командные должности на вершинах этих иерархий дают нам ключ к социологическому пониманию той роли, которую играют высшие эшелоны власти Соединенных Штатов.

 

C. Райт Миллс: "Элита власти", под редакцией Бьорна Вендта, Майкла Вальтера и Маркуса Б. Клёкнера, 576 страниц, Westend Verlag, 4.11.2019.

 

[*] Буркхардт, Джейкоб: Мировые исторические соображения. Нью-Йорк 1943, с. 303 и далее.